четверг, 17 октября 2013 г.

Осьминожка (детская сказка)

Осьминожка

Если смотреть с самолета, морские глубины выглядят блестящей синевой, которая переходит в бирюзовые и изумрудные тона мелководья. А если смотреть со дна, как это делал наш осьминожка, то коралловое мелководье можно сравнить с очень красивым пирожным. Глазурь и украшенияэто живые кораллы, самых разных форм и окрасок. Одни похожи на оленьи рога, другиена сплетенные из веревочек с узелками веера, третьина листья огромного салата, четвертыена экзотические цветы.
Тестоэто останки уже мертвых кораллов, которые тысячелетиями строили-наращивали риф.
В рифе много трещин и пещер, в которых прячутся самые разные морские обитатели. Одни суетятся поближе к поверхности, другие медленно парят в толще воды, поглубже. Третьи неподвижно лежат на камнях и вообще плавать не могут.
А осьминоги на дне живут. По дну они ползают, подтягиваясь своими руками.

***
Ночью из яйца вылупился маленький осьминожка. Был он размером c ноготь на мизинце, всего-навсего 7 миллиметров, и весил 20 миллиграмм. Значит, весил он в 3 раза меньше, чем зернышко риса.
Хоть и маленький, выглядел осьминожка совсем как взрослый. У него были голова, два глаза, клюв, восемь ног с присосками, по две на каждой ноге, и крошечная мантия. Мантия осьминога не похожа на королевскуюскорее, это морщинистый кожаный мешок. При плавании осьминог засасывает внутрь мантии воду, затем выбрасывает ее назад мощной струей. От этого сам осьминог получает толчок вперед и летит, как ракета.
Осьминожек, выбравшись из яйца, всплыл к поверхности воды. Был он один-одинешенек в огромном мире. Хотя одновременно с ним из яиц выбирались около 80 тысяч его братьев и сестер, когда осьминожек огляделся вокруг, никого из них рядом не оказалось. Расплылись кто куда. Многие пропали навсегда. Одних течения и ветры унесли в открытое море, где нет ни дна, ни кораллов. Других съели рыбы или осьминоги побольше. У маленьких существ врагов всегда много. Особенно, если нет рядом с ними заботливой мамы, большой и грозной, которая готова и защитить, и успокоить, и объяснить, как этот большой мир устроен.

***
Конечно, у мама у осьминожки была. Это она отложила в норе 80 тысяч яиц, собрав их в грозди и приклеив к потолку пещерки. Это ее присоски, как пылесосы, убирали приносимый течением мусор. Она дула водой на яйца, чтобы вода вокруг них не застаивалась. Она яйца перебирала, встряхивала, переворачивала, чтобы, не дай бог, не завелась в них плесень. В шесть рук работала, а два самых длинных щупальца выставила из норы, чтобы улавливать малейшее движение воды.
Папа-осьминог будущими детьми не интересовался и у норы не появлялся. И правильно делал. Мама-осьминог, которая не позволяла ни одному живому существу приближаться к будущим детям, совершенно спокойно могла бы оторвать ему голову. Или восемь ног, что совершенно одно и то же. Потому осьминогов называют «головоногими», что ноги у них от самой головы растут.
От забот мама-осьминог совершенно потеряла аппетит. Полгода она обихаживала яйцаи все полгода ничего не ела.
Наконец, внутри яиц через прозрачную кожистую оболочку стали видны маленькие осьминожки. Цвет менять они научились, еще сидя в яйце, и даже чернила выпускать могли. Впрочем, внутри яйца делать этого не стоило, поскольку чернила эти ядовитые. Наконец, однажды ночью осьминожки дружно выбрались из яиц и расплылись в разные стороны. А мама почти сразу умерла.

***
Нашему осьминожке повезло. Там, куда принесло его водой, оказалось много маленьких плавающих существ, которые по ночам заставляют море светиться. Осьминожка сразу, с самого рождения, умел на них охотиться. На питательной диете из светящегося планктона осьминожек толстел и здоровел. Через пару месяцев он весил в 150 раз больше, почти столько же, сколько весит монета в 50 копеек. Потихоньку он опустился на дно.
Наш осьминожка поселился в пустой раковине. На дне их валялось достаточно. Днем прятался, по ночам ловил моллюсков и мелких рыбешек. Иногда во время отлива он переползал по мелкой воде, высовывая голову на воздух и наслаждаясь лунной ночью. Осьминоги дышат жабрами, однако вполне нормально себя чувствуют на воздухе, если находятся вне воды не слишком долго.
Он был очень осторожным и рассудительным, этот осьминог. Охотился ночью, днем спал. При этом глаза он не закрывал, а лишь сокращал зрачки, дыхание у него замедлялось, а окраска становилась буро-серой. Две его руки несли сторожевую вахту. Они были расставлены в стороны, а иногда поднимались над головой осьминожки и кружили, как антенны радара. Малейшее колебание водыи осьминог мгновенно просыпался. Даже во сне он был начеку.
Иногда он днем выползал из своей раковины, отдыхал на камне. Если его беспокоили, он очень злился, краснел, но в драку не лез. Если его пугали, он становился белым и удирал, выпуская облако чернил...
Наконец, осьминожка подрос до размеров футбольного мяча. Присосок на каждом его щупальце было уже не по одной -две, а больше десятка. У взрослого осьминога их вообще около 2000, и каждая может удержать стограммовую гирьку.
Раковина стала ему мала, и он отправился искать себе новый дом. Это оказалось не просто - все дома были уже заняты другими осьминогами.

***
В поисках жилища наш осьминожка доплыл до затонувшего корабля. И увидел, что на дне лежала красивая керамическая амфора. Какая замечательная была эта амфора - сама широкая, а горло узкое. Она идеально подходила для вселения. И она была пустая.
Точно над затонувшим кораблем пристроилась рыбацкая лодочка, которая отбрасывала в глубину свою тень.
Вдруг откуда-то сверху приплыл большой осьминог. Был он он красный и сердитый. За ним тянулся трос. Наш осьминожка поспешил спрятатьсявторой осьминого был намного больше и мог представлять опасность.
Новый осьминог, впрочем, не обратил на собрата никакого внимания и побыстрее залез в амфору. Неожиданно трос натянулся, амфора оторвалась ото дна и повисла в воде. Но забравшийся в нее осьминог не спешил покидать свое убежище.
Он явно не понимал, что его используют как живой крюк для подъема керамики со дна. Из горлышка показалось щупальце, которое обвило амфору. Осьминог крепко вцепился в нее. Амфора медленно подымалась вверх, влекомая привязанным к своему жильцу тросом. Так они вместе проследовали на самую поверхность.
Наш осьминожка тоже ничего не понял. Он решил, что здесь лежат какие-то странные живые домики, от которых лучше держаться подальше.
И поплыл дальше.

***
Наконец он нашел небольшую расщелину. Расщелина была очень хорошавход узкий, а комната внутри просторная. В точности то, что нужно, решил осьминожка, и начал ее обустраивать. Выбросил наружу весь каменный мусор. Притащил потерянную резиновую тапочку и обломок тарелки. Аккуратно разложил у входа куски коралла, крабьи панцири, устричные створки и несколько морских ежей. Это он не для украшения сделал, а соорудил себе защитный вал. Как только приближался незнакомец, иными словами- возможный враг, осьминожка высовывал из норы руку, которая придвигала весь этот хлам ближе ко входу. Раз - и вход в нору закрылся..
Неподалеку в такой же расщелине жил другой осьминог. Наш осьминожка пригляделся к соседу правым глазом. Как все головоногие, он умел видеть каждым глазом отдельно. Левым глазом он мог смотреть в другую сторону, на случай, если оттуда появится другой враг. Увиденное его удовлетворило: по размеру они с соседом были почти одинаковыми. Значит, один другого за пищу считать не будет.
Но сосед-осьминог был очень странный - у него было всего-навсего шесть рук-щупалец. Это потребовало более пристального внимания, и наш осьминожка поднял и сблизил свои глаза. Теперь он смотрел обеими глазами вместе. Как говорится, глаз хорошо, а два лучше.
Нет, убедился наш осьминожка, щупалец было все-таки восемь. Просто последние два были совсем короткими, словно их недавно оторвали, и они только-только начали отрастать заново.

***
Оказалось, что сосед-осьминог встретился со свои злейшим врагом - гигантской муреной. Это длинная серая рыба без плавников по бокам, из-за чего ее тело больше всего напоминает толстую змею. Глазки у мурены маленькие и злые. Во рту - острые иглы-зубы, и, когда мурена дышит, она рот этот свой постоянно открывает.
Одна такая мурена любила спать в коралловом столбе. Голову она прятала где-то глубоко в трещине, а ее змеевидное трехметровое тело толщиной с бедро взрослого человека несколько раз обвивало столб. Вверху неподвижно торчал тупой хвостик. В принципе, можно подергать, даже потянуть, если кому рука не дорога.
Но в тот день мурене не спалось. Она перевернулась головой вверх и сидела, покачиваясь и открывая-закрывая рот.
Осьминог тихонько проползал по дну в стороне. Почуяв издалека мурену, он спрятался в трещине.
И все было бы хорошо, если бы не заметила его подлая рыба - морской окунь. Этот серебристый хищник подплыл к мурене почти вплотную и тряхнул несколько раз головой около мурениной морды. Мурена вылезла из своей расщелины, и окунь и мурена поплыли рядом, как лучшие друзья на прогулке.
Морской окунь охотится в широких просторах открытой воды. Чтобы убежать от него, добыче нужно все-навсего затаиться среди кораллов.
А змеевидное тело мурены словно специально создано для того, чтобы скользить среди кораллов и забираться в расщелины. Вот окунь, заметив спрятавшегося осьминога, и явился просить помощи.
Окунь подвел мурену к трещине, где прятался осьминог. А та спокойно просунула туда голову, ухватила осьминога за щупальце, потянула за него и оторвала.
Так, по частям, мурена запросто съела бы беднягу-осьминога. Деваться тому было некуда.
Осьминог все же попытался сопротивляться и обвил шею врага щупальцами. Мурена вылезла из расщелины с ожерельем из оседлавшего ее осьминога. Цапнуть зубами себя за шею она, конечно, не могла.
Можно подумать, что осьминог на некоторое время оказался в безопасности.
Не тут-то было. Мурена сплела узлом собственный хвост и просунула в него голову. Она протаскивала в этот узел свое мускулистое тело, а осьминог с его щупальцами сползал, естественно, к хвосту. Наконец, он сместился на столько, что у мурены появилась возможность для маневра. Она извернулась и цапнула осьминога за другую руку.
Осьминог готов был отдать ей еще одно щупальце. Оставив его в зубах мурены, он полетел прочь. Мурена молниеносно втянула щупальце в себя, но преследования не прекратила.
Осьминог, весь белый, улепетывал от врага. Он несся, как реактивная ракета.
К ужасу осьминога, к преследованию присоединилась вторая мурена. Она тоже издали почуяла запах осьминога и поспешила на охоту.
Теперь уже две мурены гнались за одним осьминогом. Какой ужас, потому что и одной-то было достаточно, чтобы покончить с бедным головоногим!
Осьминог юркнул под большой плоский камень. Он понимал, что ему пришел конец. Мурене ничего не стоило его оттуда достать.
Однако, в этот раз удача была на стороне осьминога. Две мурены столкнулись у камня. Одна полетела кувырком, а вторая, совершенно ненароком, откусила ей голову.
Осьминог отделался легким испугом. А щупальца - да бог с ними, новые отрастут!

***
Наш осьминожка с ужасом слушал эту страшную историю.
Он знал, что муренаглавный враг и истребитель осьминогов.
Нашему осьминожке тоже пришлось с ней встретиться. Тогда он сразу потемнел, выбросил чернильную бомбу и немедленно стал мертвенно бледным. Чернила висели в воде темной кляксой, по форме и цвету очень похожей на осьминога. Осьминога, который только что был здесь. Темного осьминога, надо заметить!
Мурена попыталась схватить кляксу зубами. Она ткнулась мордой в чернильное пятно. От воздействия наркотика она временно лишилась обоняния, и уже не могла преследовать осьминожку по запаху. А зрение у мурены очень плохое. Тем более, что мурена искала темного осьминога и даже не старалась углядеть белого, который улепетывал во все лопатки.
Так что осьминожка, выполнив трюк с переодеванием, вскоре спрятался в своем домике.
Хороший у него был новый домик.

***
Несмотря на обилие мурен вокруг, осьминожка был доволен своей жизнью.
Век осьминога короток. В принципе, он достиг всего, о чем может мечтать головоногое. Потому что лишь один-два осьминога из 200 тысяч доживает до зрелого возраста.
Но теперь, когда он стал большой, сильный и умудренный опытом, осьминожку ждали еще 2-3 года счастливой жизни в теплом соленом море, полном рыбок и моллюсков, встреча с подругой осьминожихой, разделенная любовь, после чего он был генетически запрограммирован умереть, поучаствовав в создании 80-ти тысяч новых осьминожек.

***
Рыба-скорпена преспокойно сидела на ветке коралла. Она могла так сидеть неделю, не шевелясь, в ожидании, когда невнимательная рыбешка проплывет неподалеку от ее рыла. Эта скорпена была маленькая, но совсем не такая глупая, как ее мамаша, которая однажды расположилась посредине выпавшего с корабля белого фарфорового блюда. Она словно кричала всем своим видом: "Я здесь! Я здесь!"
Маленькая скорпена была гораздо осторожнее. С бело-красными полосами на теле, с рисунками, напоминающими глаза, на плавниках, она почти сливалась с кораллом.
Но осьминожка был очень наблюдательным. Он ухватил скорпену своими руками-щупальцами. У него же не было мамы, которая могла бы поведать малышу про страшный яд в иглах спинных плавников скорпен!
Осьминожка укусил маленькую скорпену своим клювом и парализовал ее ядом, которые выделяли его слюнные железы. После этого, медленно, потому что яд скорпены начинал действовать и осьминожка чувствовал себя плохо, он потащил скорпену к себе в расщелину. Там он собирался спокойно ее съесть.

***
Утром волна выбросила на берег тельце мертвого осьминожки.

Потому что нечего хватать руками что попало и тащить это в рот!

Комментариев нет:

Отправка комментария