среда, 4 апреля 2018 г.

Сказка о доброй бабушке


Жила была добрая-предобрая бабушка. Она всегда очень боялась кого-то обеспокоить, поэтому дверью не хлопала, пылесос не включала, телевизор смотрела без звука.
Когда -то бабушка играла на рояле, и неплохо играла, несмотря на ее маленькие и очень пухленькие ручки. Теперь рояль стоял закрытым. Бабушка не решалась нажать на клавишу и нарушить матовую тишину, в которую была погружена ее квартира. Даже когда весь дом сотрясался от звуков соседней стройки, бабушка волновалась, как бы именно звуки исполняемой ею музыки не стали для кого-то причиной неудобства.
Еще бабушка очень старалась выполнять все правила,  верила в то, что начальство всегда поступает правильно  и в то, что любая власть от Бога. Когда бабушку спросили, неужели и советская власть, совершившая убийство царской семьи, была от Бога, бабушка не растерялась ни на секунду. Она уверенно ответила, что сначала Советская власть была, конечно, не от  Бога, но потом она стала от Бога. Когда это произошло - она, бабушка,  не знает, потому что произошло это до ее рождения. И недостойна она судить о том, чего не видела. Поэтому не надо вводить ее, бабушку, в искушение. Тех, кто вводит в это самое искушение, Бог велел гнушаться.
И бабушка гнушалась, сопротивлялась искушению активно, гневно упиралась всеми четырьмя конечностями.
День бабушки строился по строгому, благословенному духовным пастырем расписанию. Утром бабушка непременно лежала на иппликаторе, чтобы сохранить в гибкости свой позвоночник и быть в состоянии и дальше бить земные поклоны. Лежа на иппликаторе, она смотрела благонравные телепрограммы. Потом она молилась: сначала желала здоровья всем начальникам и духовным учетилям, потом просила Бога о спасении всех тех знакомых своих, кто уже покинул сей мир. Бабушка была уверена, что ее молитвенная помощь жизненно необходима всем умершим, потому что они уже умерли  и сами себе помочь не могут. А те, кто жив, должен решать свои проблемы сам.
Бабушка же решает свои проблемы сама. Еще и другим помогает, молитвами своими непрерывными.
В конце молитвы бабушка не забывала попросить бога о том, чтобы он покарал недостойных и побыстрее забрал к себе всех бабушкиных врагов. Тут, конечно,  возникала нестыковка, потому что к себе - это в рай, а туда бабушкины враги отправиться никак не могли. Поэтому бабушка молилась просто и лаконично: "и чтобы умерли мои враги".
Бабушка каждый день ходила в парк кормить птичек и белочек. Дождь не дождь, холод не холод, жара не жара - бабушка со своей черной сумкой целеустремленно шагала по тропинкам, обходя кормушки. Белочкам она насыпала орешки, синичкам подкладывала семечки подсолнечника. Она заклеивала кормушки лентой крест-накрест , чтобы туда не могли пролезть голуби. Но голуби в ходе естественного отбора в нескучном саду развили в себе акробатические навыки и, цепляясь когтями за край кормушки, балансировали на краю, изгибая свои шеи, подобно скакунам на Аничкином мосту.
Однажды, когда бабушка протаптывала в снегу тропинку, пробираясь к очередной кормушке со своей заполненной крошками хозяйственной сумкой, к ней навстречу выскочили два плохих мальчика. Они были прогульщиками - в солнечный день зимний день не пошли в детский сад и убежали в заснеженный парк, вместо того чтобы сидеть в душной группе рядом с теми, кто старается в мороз не высовывать на улицу короткого сопливого носа, дабы не получить ангину в самое горло.
Плохие мальчики во всю наслаждались зимой и снегом. Они карабкались на горку, теряли равновесие, падали и соскальзывали вниз. Они кидались снегом, стучали палками по пням и стволам деревьев и оглашали лес дикими криками на разных тонах и тембрах. Так они пытались проверить, живет ли в лесу невидимое эхо, как то, что отвечало им под мостами и эстакадами.
В общем, плохие мальчики вели себя так, как принято у плохих мальчиков, и всячески нарушали благолепие зимнего дня.
Бабушка была бы не бабушкой, если бы не сделала им замечание. А плохие мальчики к тому моменту вошли в раж. Они уже были не в состоянии угомониться.
"Я ей голову отрублю," - сказал один плохой мальчик, потрясая деревянной палкой, которая играла у него роль то ли меча, то ли топора - скорее второе, потому что палка была кривой и в верхей ее части торчал большой сучок. "Я ее в огонь брошу,"-ответил ему второй.
Бабушка не испугалась.
"Ты никогда меня не убьешь, не отрубишь мне голову и не бросишь меня в огонь, - ответила бабушка. - Во мне столько доброты, что я тебя обниму, поцелую и ты растаешь."
Для плохого мальчика было полной неожиданностью, что добрая бабушка вдруг оказалась рядом с ним. Она действительно его обняла крепко-крепко, потому поцеловала...
Плохой мальчик сразу начал таять. Ноги его стали ватными, голова закружилась, он осел на снег и растекся теплой розоватой кашицей, которая слегка вспузырилась и затем впиталась полностью. От плохого мальчика осталась лишь проталинка, покрытая розовым налетом, как будто  здесь когда-то пролили арбузное варенье.
Второй мальчик из-за куста наблюдал, как его товарищ растаял, подобно забытому на столе мороженому, в котором нет ни грамма молока. Мальчик с воплем бросился бежать.
С этого дня он превратился в Очень Хорошего мальчика. Он слушался маму, воспитательниц, учителей, выполнял домашние задания, хорошо себя вел на занятиях и уроках- лишь бы бабушка не пришла и  не испробовала на нем силу своей доброты.