пятница, 9 июня 2017 г.

Сказка о Золотом Яйце

Стучали-постукивали колеса подмосковной электрички. В середине вагона, друг напротив друга, сидели два подростка. Они были оба плотные и невысокие, с одинаково причесанными темно-русыми прямыми волосами до плеч. Одеты они были тоже одинаково: джинсы, рубашки, жилетики, и фенечки на запястьях. Один читал книжку, а второй сплетал  фенечку из тонких и блестящих нитей. Мелькали страницы, мелькали толстенькие пальцы, мелькали за окном электрички дачные домики и столбы.
У входа, на багажных местах, в такт стуку колес покачивались два одинаковых чемодана. Но у чемоданов все же было одно отличие. На одном чемодане был приклеен скотчем лист белой бумаги с надписью  «Даша», на другом значилось «Кирюша».
Наконец, предупредительно прогудев, электричка остановилась у длинного перрона. Ее уже ожидали. По платформе ракетой, а если точнее соблюдать геометрическую терминологию— пушечным ядром, пролетела маленькая и почти круглая бабушка. Она неслась вперед, перебирая своими коротенькими ножками и размахивая вырванном из школьной тетрадки в клеточку листком. На листочке был написан номер искомого вагона. Остановившись у очередного вагона, бабушка поднесла листочек к очкам, уточнила номер, как будто бы он мог сто раз  поменяться за последние 10 секунд.
Из двери вагона выкатились два уже знакомых чемодана. Бабушка испуганно отскочила и даже упустила свой памятный листочек. Его подхватил ветер и потащил через пути. Бабушка сделала движение за листком, словно собиралась прыгнуть с края платформы. Но в этот момент появились близнецы, и бабушка перенесла свое внимание на них.
Бабушка посмотрела  на близнецов, на чемоданы, сощурилась на номер вагона, проводила листочек взглядом и подскочила обнять внуков. Потом она цепко ухватила за запястья сразу обоих и попыталась взвалить на плечо чемодан, который оказался выше ее самой. Когда одной правой поднять чемодан не удалось (что бабушку отнюдь не обескуражило), она выпустила внуков, чтобы приложить к чемодану еще и вторую руку. Немедленно один из освободившихся близнецов вежливо подкинул бабушку на чемодан, а второй достал из кармана древний телефон-антенну, явно побывавший в разных передрягах и обмотанный липкой лентой и изоляцией. Несколько прикосновений к клавишам — и чемодан поехал сам, увозя вцепившуюся в него бабушку. Второй чемодан, как оказалось, был привязан  веревкой и поэтому степенно поехал тоже. Близнецы едва успели запрыгнуть наверх.
«Эээ» - глядя на катящиеся сами по себе чемоданы, многозначительно заметили друг другу двое мужчин, стоящих у ограждения. И покачали  головами.
Наступил вечер. В маленькой комнате на чердаке ярко светила никогда не знавшая абажура лампа накаливания. На ее свет в закрытое окно периодически пытались прорваться комары, но лишь разочарованно и звонко ударялись в стекло. Близнецы уютно устроились на своих кроватях. Один по-прежнему читал книгу, а второй что-то быстро быстро вычерчивал в альбоме.
В большой комнате внизу разворачивалась трагедия. В аквариуме на подоконнике страдальчески заламывала плавники маленькая серая рыбка. А перед аквариумом боевито скакал полосатый котенок.
Еще в комнате отчаянно спорили бабушка и дедушка. Дедушка был примерно вдвое выше бабушки, тощий и длинный, как  складной нож. Бабушка была маленькая и круглая. Она аж подпрыгивала от возмущения.
Наконец, завершив убеждающие прыжки, бабушка с трудом пристроила в руке толстенную книгу и направилась к приставной лестнице. Проходя мимо подоконника с аквариумом, она для порядка сделала «брысь» котенку. Котенок отскочил к краю, рыбка замерла в центре аквариума. Бабушка приподняла крышку люка: «Внучки, - бабушкина голова удалилась на чердак, - может, вам сказочку на ночь почитать?»
От неожиданности тот, у кого был карандаш, уронил его, а тот, кто читал, спрятал книгу под одеяло. «Спасибо, бабуль,» - ответили близнецы в унисон. Бабуля вознеслась из люка, степенно опустилась  в кресло-качалку и медленно начала: «Жили-были дед да баба и была у них...»
Лишившийся карандаша начал тайком зевать. Второй же близнец под одеялом включил фонарик мобильного телефона и продолжил изучение печатного труда, имя которому было - «Программирование микроконтроллеров». Но у «Курочки Рябы» нашлись более заинтересованные слушатели. Из щели в полу на бабушку внимательно смотрели две пары блестящих глаз. 
Бабушка продолжала: «Мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось». В ответ на эти слова из подпола раздалось горестное «Ах!», потом что-то зашуршало. Бабушка вскочила и выхватила мобильник.  Одно движение фонариком— и слева под полом высветилась маленькая мышка. Зато справа — два глаза сверкнули, потом пропали, и покатилось прочь бело-желтое пятно, то ли яйцо, то ли чашка.
Яйцо — а это было все-таки именно яйцо -катилось под полом,  выкатилось в водосточную трубу, прогрохотало вниз, вывалилось наружу и понеслось к курятнику. Там оно начало вертеться, крутиться, подпрыгивать, наконец, допрыгнуло до вентиляционной отдушины и свалилось вниз.
"Хлюп!" - отреагировали на падение опилки на полу.
Куры в курятнике мирно спали на своих яйцах. Яйцо отряхнулось, отыскало нужную несушку и аккуратно внедрилось под нее. После чего тишина и неподвижность курятника стали совершенными.
***
Утро. Лежащий на крыльце маленький пушистый комочек неожиданно зазевал. Ротик  его раскрылся так широко, что мог бы поглотить и крыльцо, и дом, и даже сад вокруг. Когда ротик закрылся, за ним стал виден очень симпатичный полосатый котенок. Котенок потянулся, затем подхватил брошенное перила крыльца полотенце и поспешил к маленькому прудику в углу участка.
Прудик по берегам зарос травой, а вдоль берегов — ряской. Котенок подошел к прудику, пощупал лапкой водой, довольно (или недовольно, кто же по одному фырку поймет настроение полосатого котенка) фыркнул и уселся на сложенное полотенце. Некоторое время он созерцал зеленое зерцало воды в одиночестве, но потом из прудика вылез тритон и уселся рядом. Котенок и тритон молчали. Если посмотреть сзади, видно было, как в зеленой воде отражались неподвижные тритон и котенок.
Их силуэты были хорошо видны из окна, на подоконнике которого стоял уже известный аквариум.
Возле аквариума развернулась очередная трагедия. Бабушка обнаружила, что маленькая серая рыбка плавает кверху брюхом. Бабушка брезгливо взяла рыбу за хвост, высунулась из окна и с воплем: «Кис-кис» выбросила рыбу на двор.
Как только рыба шлепнулась в пыль, к ней рванул котенок. Он схватил рыбу за хвост и потащил.
В это время из дома вышли близнецы. Как всегда, они были одеты в абсолютно одинаковые джинсы и футболки, но некоторое отличие между ними все же имелось: один тащил большую корзинку, а второй сонно тер глаза.
-Кирюш, - сказал трущий глаза.
-Что, Даш? - ответил носильщик корзинки.
-Нам точно надо за яйцами в курятник идти? В магазине они совсем закончились?
Близнецы несколько раз толкнули рассохшуюся деревянную дверь курятника, которая, слегка  поскрипев, согласилась запустить их внутрь. Но яиц в курятнике не было. Вместо яиц повсюду носились маленькие пушистые комочки на двух ножках. Они штурмовали встречные предметы, перебирались друг через друга и всячески интересовались окружающим миром.
Лишь одно яйцо лежало неподвижно. Оно было довольно крупным, и самое главное — оно было темно-золотого цвета и матово блестело. Корзинко-носец поднял яйцо к уху. Потом потряс его. Из яйца раздалось возмущенное «Пи-пи-пи».
-Ишь ты, вылупляться приготовился.
Яйцо чуть не выпало у него из руки, но близнец справился: подхватил его второй рукой и снова поднес к уху. На этот раз ничего.
Тем временем бабушка, решив, что внуков можно только за смертью посылать, лично направилась инспектировать курятник. Она пронеслась по двору, попутно удовлетворенно отметив, что котенок уже тащит за хвост рыбу. «Раз тащит- значит, съест,» - подумала бабушка. Отметив у себя в голове: котенка можно не кормить.
Бабушка широко распахнула дверь, и сноп света осветил нутро курятника. Цыплята ринулись врассыпную. Большая часть из них понеслась на улицу, где яркий свет обещал нечто более  интересное, чем душный курятник.
-Ох, - ахнула бабушка. - Какие вы, городские,  раскоординированные.
Бабушка высунулась во двор, встала в проеме двери и закричала:
-Дед, а дед?
Молчание было ей ответом. Лишь котенок скосил глаз на бабушку — и продолжил свои усилия по перемещению рыбины.
-Дед, а дед? - вновь возопила бабушка.
На крыльце возник дед.
-Дед, а дед! Подь суда! Цыплята разбежались!
-Ась? - ответил дед, приложив ладонь к уху.
Дед спустился с крыльца. Под ноги ему немедленно подкатился желтый цыпленок. Дед сложился, как перочинный ножик, и неожиданно проворно схватил цыпленка пальцами. Потом он ухватил второго и третьего. Когда пальцы деда сомкнулись на гузке четвертого, уже пойманные цыплята выскользнули из переполненной руки и помчались прочь.
В курятнике, откуда успели удрать уже все цыплята, близнецы снова стали неотличимыми, ибо корзинка стояла на полу, ровно на середине расстояния между ними. Так что кто из близнецов тащил ее сюда — можно было лишь гадать. Но зачем гадать? Бабушка и не стала.
-Крашеное, что ли?- указав на яйцо, спросила бабушка.
-Нет, бабуль, золотое, -  авторитетно заявил один из близнецов. - Видишь, какое тяжелое.
Бабушка удовлетворенно покачала яйцо в ладонях, завернула в фартук и понесла прочь.
Котенок тем временем уже оказался на берегу прудика.  Он примерился — и, размахнувшись, закинул рыбу в пруд. Подняв сноп брызг, рыба почему -то вильнула хвостом и скрылась в воде.
Громкий плеск привлек внимание близнецов и бабушки. Когда они повернулись к пруду, на берегу уже царила идиллия. По воде расходились последние круги. Котенок прилежно вылизывался.
Едва бабушка с внуками скрылись в доме, как из воды высунулась рыба. Она подняла к губам плавник и исполнила похоронный марш. Затем рыба подпрыгнула и, описав дугу, красиво нырнула.  В этот раз брызг было еще больше.
На кухне бабушка уже определила судьбу золотого яйца:
-Сейчас я вас омлетиком попотчую!
 -Недальновидно, бабуль, - возразил один из близнецов.
-Да? - удивилась бабушка и приступила к поиску своих очков, чтобы пообщаться уже дальновидно. Она проверила карманы фартука и кофты, заглянула под стол и в духовку, а затем обнаружила очки у себя на лбу. Бабушка спустила их на нос, потом сдвинула еще пониже и поверх очков посмотрела  на близнецов внимательно и требовательно.
-Ну как же, бабуль. Вылупится цыпленок, вырастет в курочку... начнет золотые яйца нести.
Бабушка всплеснула руками:
-Да ну!, - затем высунулась из окна и прокричала:
-Дед, а дед! Подь суда! Надо цыпленка из яйца выращивать.
-Ась? - прокричал дед, прикладывая руку к уху и при этом роняя корзинку, которую он этой рукой держал. Как оказалось, в корзинку были собраны цыплята. Они разбежались снова.
Между тем яйцо потихонечку выкатилось из фартука и медленно, но очень уверенно, начало смещаться к краю стола. Близнецы увидели сахарницу, в которой лежали сухарики, и запустили в нее руки. Бабушка возмутилась:
-А ну положьте! Сейчас нормально завтракать будем.
На сухарный хруст из норки под электро-розеткой выглянула мышка.
-Пи-пи, - сказала мышка. Один из близнецов кинул сухарик и ей.
Яйцо, которое уже было на краю стола, испуганно дернулось — и покатилось. Оно прокатилось  через весь стол, с разгона перепрыгнуло на подоконник - и свалилось во двор.
Яйцо быстро катилось и через минуту оказалось у пруда. Там бок о бок сидели тритон и котенок и вели крайне светскую беседу.
-Прекрасная погода, сэр, - произнес тритон.
Последовала долгая пауза. За это время яйцо укатилось за ворота и добралось до леса.
-Вы очень сегодня разговорчивы, сэр, - ответил котенок.
 Яйцо бормотало: «Хвостиком махнула... ишь ты, размахалась хвостиком».