воскресенье, 29 ноября 2015 г.

Scientific photography



Toxic leather sea urchin (Asthenosoma sp.)Red sea endemic sea urchin. Nevertheless this specie is   quite often been photographed it was not properly described scientifically. White bubbles on top of the needle are very toxic.
Sea urchins like covering their bodies with litter like the one on the photo which found a piece of newspaper.





Atomium
Atomium is located near Brussels and was build for   Brussels World’s Fair in 1958. The model of a crystal of Fe which 165 billon times bigger than the original was one of the main attractions of the Expo 1958. 9 spheres had diameter of 18 m each  are connected with by tubes of 23 m long. Total height of the model is 102 m and the weight is 2400 t.  There are a hotel, cafe-shops and exposition rooms inside.The elevator inside the Atomium is one of the quickest in Europe and brings the visitors to the top in 25 s.
From the very beginning the Brussels authorities had planned to dismantle the Atomium after the Expo but it still exists and became the symbol of BrusselsAnd a place to practice extreme sports.





Zebra-shark (Stegostoma fasciatum)
This is quite a big shark, normally about 2,3 m long. Half of this length belongs to the dorsal fin without lower paddle. Only young sharks look like zebras. They are brown above and yellowish below and have long yellow vertical stripes. While the shark grows and reaches the length of 50-90 cm the stripes become wider and bigger and the media between them breaks into small brown spots. Adult shark is yellow with many spots. They the more uniformly distributed the bigger the shark is.
The biology of the zebra-shark is sketchy. The shark regularly has solitaire behavior  but was seen also in groups. More active at nights. Feeds on mollusks and crabs. Looking for food zebra-shark is capable to squirm into crevices and tunnels. Prefers small depth (before 50 m).

The foto I made when diving in Myanmar waters in 2007, december, with a boat from Phuket.

О театральных бенефисах

Первый театральный бенефис (bénéfice — доход, польза) состоялся в 1735 году во Франции. История не сохранила подробностей и даже имени актера-бенефицианта, но можно предполагать, что это был либо прощальный, либо благотворительный спектакль. В дальнейшем во Франции практика бенефиса предполагала, что по окончании контракта сбор от последнего спектакля может быть передан актеру, покидающему сцену. Бенефисы не регулировались театральной администрацией. Наоборот - их инициаторами и организаторами выступали коллеги-актеры. Например, известен бенефис великой актрисы Виржини Дежазе в 1874, которая после 6-летнего перерыва в этом спектакле еще раз появилась на публике. Публика стремилась еще раз увидеть актрису, и сбор от бенефиса был колоссальный - 60000 франков.
Во Франции актерские бенефисы были исключительным событием. Благотворительные спектакли, также называемые бенефисами, проходили чаще, но не о них речь.
Из Франции  "актерские именины", спектакли, сбор от которых поступает в пользу актера, добрались в Россию и очень быстро вошли в обиход как  государственных (императорских), так и частных театров. Количество бенефисов и даже время их проведения (например, непременно во время ярмарки) оговаривалось в контракте актера. Если актер по окончании контракта требовал прибавки к жалованью, а антрепренер не хотел этого делать, то вместо прибавки в его контракт могли включить дополнительный бенефис. Владелец петербургского "Театра литературно-художественного общества" А. С. Суворин в своем дневнике вспоминает: "Взяли Яворскую в труппу на 800 руб. без бенефиса, затем 600 и бенефис".
В императорских театрах в дни бенефисов цены на билеты удваивались и даже утраивались. В провинциальных частных театрах верхней ценовой границы не существовало. Бенефициант, как правило, сам развозил приглашения-билеты наиболее значимым в городе люди. Оплатой за билет в бенефис мог быть дорогой подарок, как это описано в пьесе Островского "Таланты и поклонники". Весь сюжет этой пьесы строится вокруг намечающегося бенефиса молодой актрисы.
Актеры могли сами выбирать пьесы для своего бенефиса. Поэтому многие бенефисы становились театральными премьерами: "Буря" Шекспира  - бенефис А. И. Ежовой в Александрийском театре (Петербург), 1821; "Двенадцатая ночь" Шекспира - бенефис Карской в ​​Малом театре (Москва), 1867; "Коварство и Любовь" - бенефис М. И. Вальберховои в Большом театре (Петербург), 1827; "Дон Карлос" и "Вильгельм Телль" Шиллера - бенефис В.А. Каратыгин в Александрийском театре, 1829; "Недоросль" Д. И. Фонвизина в "Свободном русском театре" (Петербург) - бенефис И. А. Дмитревский (1782). Для бенефиса Марии Ермоловой в 1876 году на русский язык был переведен "Овечий источник" Лопе де Вега.
Многие пьесы Александра Николаевича Островского первый раз были показаны на бенефисах. Лучше сказать, не было бы бенефисов - эти пьесы не были бы поставлены, по крайней мере, при жизни их автора. Бенефицианты не только выбирали пьесу - они еще несли расходы на ее постановку. Дирекция театра могла им частично компенсировать стоимость костюмов и оплатить "вечерние расходы" (так называлась стоимость освещения) и статистов. И все равно, бенефисы были актерам выгодны. Дирекция же таким образом обновляла репертуар и получала готовые декорации (которые после спектакля-бенефиса переходили в собственность театра).
Пьеса   "Свои люди- сочтемся"  в первый раз была поставлена в Петербурге в бенефис Ю. Н. Линской 16-го января 1861 года, а через две недели (31 января) - в Москве, в бенефис знаменитого Прова Михайловича Садовского. Премьера "Грозы" на сцене московского Малого театра состоялась 16 ноября 1859 г. в бенефис актера С. В. Васильева, игравшего Тихона. Но все это было потом, когда Островский стал признанным драматургом.
Первые пьесы Островского на сцену не попадали. И вдруг Любовь Павловна Косицкая, служившая в Московской Императорской Труппе, выбрала для своего бенефиса пьесу "Не садись не в свои сани". Это был дружеский жест по отношению к драматургу. Тем более, что Островский был долго и безответно влюблен в актрису, которая недавно  вышла замуж и стала мамой. Но  это был риск. Бенефис - это заработок. Пьеса для бенефиса должна была быть в первую очередь кассовой.
 Директор труппы предоставил для бенефиса сцену Большого театра. Островский сам руководил постановкой и прошел роли с каждым из актеров. Пьеса стала событием : до конца весеннего сезона 1853 года она прошла еще 12 раз в Большом театре и 12 раз в Малом. А 14 января, после премьеры, Островский только и мог сказать: "Я счастлив - моя пьеса исполнена".
Бенефициантами могли быть помощники режиссера, суфлер и даже старший плотник. Драматург же, напротив, отдавал свою пьесу бесплатно. Он мог надеяться на то, что бенефициант пригласит его на традиционный обед у Смурова (некторые не приглашали), а дирекция впоследствии купит пьесу в репертуар.
Как актер растет на ролях, пьесы Островского выросли на актерских бенефисах. Все же Александр Островский был одним из наиболее активных сторонников отмены бенефисов. Специальная комиссия взвешивала "за" и "против" и пришла к выводу, что бенефисы загрязняют репертуар. Особенно когда пьесы выбирают суфлеры и старшие плотники.
В 1882 году в императорских театрах были отменены контрактные бенефисы. Остались только бенефисы наградные - по случаю юбилея, как правило, это было 20-летие пребывания на сцене. Кто-то мог себе позволить нарушить это правило. Матильда Кшесинская, например, в 1900 году танцевала бенефис в ознаменоваие десятилетия своей, как сегодня сказали бы, творческой деятельности.
С 1908 года бенефисы исчезли с императорской сцены полностью. Советская власть уничтожила частные театры и бенефисы в них.
Но слово "бенефис" не ушло. Спектакль "Бенефис Островского"  в постановке Любимова (1973) или  телешоу "Бенефис" Бориса Пургалина и Евгения Гинзбурга (стартовало в 1974 году) - все это продолжение традиций лучших актерских бенефисов, в которых было все: свобода творческого самовыражения, праздник и восхищение любимым актером и  раскрытием его таланта.

Этим традициям следует череда актерских бенефисов в "Театре на Басманной", предвосхищяющих главное событие - грядущее 15-летие театра.